Блог BudetBaby.ru – о беременности, родах и материнстве: как подготовиться к беременности, решение проблемы бесплодия, повседневные заботы мамы

Я уже не помню – «визга радости» в своём доме

Дети глазами мамы 0 комментариев

Теперь я сплю когда хочу: «визг радости» в выходные дни не подымает меня из постели на рассвете в субботу. Уже и не помню, как можно было провести всё утро, хихикая под одеялом. Мягкие тела уже не согревают меня, когда я пью кофе в пустом доме, слушая ужасающую тишину.

Уставшая мама держит на руках спящего младенца
Источник фото: Cia de Foto / CC BY

Я могу спокойно выйти из дома, не опасаясь, что на блузке есть пятна, а на брюках приклеен «чипсовый орден». Уже никто не останавливает меня за ногу, никто не плачет, не желая со мной расставаться.

Я выхожу из дома с миниатюрной сумочкой. В ней нет сочка, влажных салфеток, измельченного печенья, мелков, нагрудника, огрызка яблока, книжки, сменных гетр, плюшевого мишки и черти чего неопределенного происхождения. За то есть фото, слегка потертое. А на нём ребёнок облепленный кремом. Выражение лица моего ребёнка, которое сохранило это фото, стоит тех нескольких часов уборки. Так выглядит счастье! Теперь я редко их вижу.

Когда-то я легко могла делать глупости: петь, как будто никто не слышит, танцевать так, будто никто не смотрит, стараясь не отдавить маленьких ножек. Почему я так редко это делала?

Облепленные рты уже не дарят мне липких поцелуев. Никто не бежит на мое приветствие, буквально ломая себе ноги, с диким криком MAAAAAAAMAAAAAAA, чтобы через мгновение прыгнуть мне на шею.

Я могу спокойно пройти по улице, без восторга от каждой собаки, бабочки или фонтана. Мир снова кажется мне таким смертельно серьезным и, в основном, грустным.

Ночью меня уже не будят в 5 утра. Уже почти не помню, как это было – услышать прямо в ухо: «мамочка, я хочу...». Не просыпаюсь в путанице ног и рук, с куклой Барби улетающей в сторону. Ничто уже не сжимает так моё сердце, как вид моего румяного, спящего дошкольника.

Мне не нужно уже искать разумного ответа на вопрос «А почему!?». Мой словарный запас и идеи очень уменьшились.

У меня столько времени, а я не знаю на что его использовать. Когда-то в моём доме было трое детей, работа и хобби. Моя жизнь была счастливой и полноценной. Я постоянно говорила „скоро”, „через минуту”, „сейчас я занята”.

Мне не с кем ссориться из-за разбросанных кубиков. На моём ковре меня не подстерегают ловушки из Lego. Я стала менее творческой, чем тогда, когда мне надо было сотворить из Lego пони или нарисовать Страну Льда. Бывало, что мне не хотелось. Важнее был ужин на столе, порядок в шкафу. А могла ведь дорисовать Эльфа, увидеть блеск в маленьком водоеме и услышать неуклюжие аплодисменты.

Я могу смотреть фильмы об очередных убийствах и гонках за деньгами, в которых в конце побеждает вовсе не добро, и они не имеют морали. Иногда, в тайне, я смотрю Шрека, которого когда-то знала наизусть. Когда это было?

Я уже не помню, сколько стоили штаны, которые порвались во время первых уроков езды на велосипеде. Я помню глаза моей дочери, когда громко на неё закричала, чтобы она больше думала.

Я могу ездить по миру и смотреть Кармен в театре Венской Оперы, но мне не дадут «билетик» на место на детском стульчике на День Матери в детском саду. Дочь велела мне спрятать фотоаппарат, чтобы я могла аплодировать двумя руками. Я никогда этого не забуду.

Я не позволяла каждый день играть в принцесс и бегать голыми ногами по траве. Платья должны были ждать особых случаев. А ведь каждый день с ними – это и был особый случай.

Как бы я хотела вспомнить вкус малины, которую едят горстями, прямо с куста, давя маленькими ручонками. Уже не помню.

Не могу вспомнить истинную радость моего сына, когда почти бездыханный он смеялся на качелях и кричал «Мамочка я лечу». Я помню, что порой мне было скучно.

Я могу добиваться успеха, делать карьеру, завоевывать вершины. Ничего не приносит, однако, такого удовлетворения, как их первые неуклюжие шаги и слова. Это «мамамамамама», от которого когда-то перехватывало дыхание.

Я ем ужин в тишине, мне не надо никого кормить, я не делаю заметок в мыслях «никакого больше риса», убирая его с коленей и пола. Но и не испытываю такого удовольствия, когда мой ребенок воскликнул, что мама делает лучше в мире спагетти. Я никогда не видела взрослого человека, который бежал бы как ребёнок и кричал «эм-м-м, очень вкусно»!

Я могу сидеть в уличном кафе, медленно пить кофе и наслаждаться моментом. Почему-то, единственное, что в такой момент приходит на память – это случай, когда я также пила кофе со своей дочкой? Она пила свой кофе для детей, рассыпала сахар по столику и и сказала: «ты моя лучшая подруга, мамочка». Солнцезащитные очки закрывали слезы умиления...

Я хочу снова иметь возможность чувствовать себя нужной, даже необходимой, как и тогда, когда дети болели, а я часами сидела у их постели. Тогда закатывала глаза на малейший сигнал насморка и причитала «опять болезнь».

В моём доме смолкли громкие споры, гомон, смех, крики. Когда-то у меня болела от них голова, я мечтала, чтобы они замолкли. Сейчас я бы отдала многое, чтобы опять услышать их, открыв мой пустой, сияющий чистотой дом.

Не надо никого часами укладывать спать, маленькие ручки уже не кладут моей руки к своей маленькой головке и не просят «погладить меня». Я уже не помню, почему тогда так торопилась, а ведь бывало, что это автоматически сформированный режим сна в дремоте меня раздражал.

Я хотела, чтобы мои дети были больше, могли обедать, надеть обувь. Теперь, когда они большие и я вижу их только по праздникам, я бы всё отдала, чтобы вернуться в 2016 год, когда им было четыре года.

  • 5.0 Рейтинг
  • avatar